В Волгограде с пеленок помогают особенным детям и их родителям

Коллектив Волгоградского областного центра психолого-медико-социального сопровождения стал победителем грантового конкурса благотворительного фонда Елены и Геннадия Тимченко. 1,8 млн рублей будет направлено на развитие службы ранней помощи семьям, воспитывающим особенных детей и малышей, находящихся в группе риска. Подробнее о проекте «Вечернему Волгограду» рассказала Людмила Косьяненко, исполняющая обязанности руководителя центра.

Специалисты с выездом на дом

Людмила Юрьевна, каким именно деткам вы помогаете? Кто находится в группе риска?

– Проект рассчитан на детей раннего возраста – от 0 до 3 лет. Это не только малыши с ограниченными возможностями здоровья, детки-инвалиды, но и, как вы заметили, дети, которые относятся к группе риска. Дело в том, что, когда ребенок появляется на свет и у него наблюдаются какие-то отклонения, в чем-то он отстает, врачи не торопятся ставить диагноз и дают возможность «дотянуться» до тех деток, которых называют нормотипичными. Если мама видит, что ее ребенок отличается от других, если он родился в результате многоплодной беременности, недоношенным либо позже установленного срока, – все это группа риска. Каждая семья, которая растит такого ребенка, может обращаться к нам, потому что в центре создана служба ранней помощи. Победа в грантовом конкурсе поможет нам вывести работу подразделения на новый, более высокий уровень.

Как строится работа, какую помощь оказывают специалисты волгоградским семьям?

– Первым делом после обращения в службу проводится диагностирование. Ребенка обследуют такие специалисты, как психолог, дефектолог, логопед. При необходимости подключаем и других экспертов – психиатра, педиатра и так далее. Они не ставят диагнозы, они консультируют. На основе диагностики определяется оптимальная форма работы с малышом. Если это сложный ребенок, например, с синдромом Дауна или какими-то другими генетическими нарушениями, то разрабатывается индивидуальная программа сопровождения, где все четко прописано: как мы будем работать и что будем фиксировать у ребенка.

Детей из группы риска мы объединяем в беби-группы и каждую неделю проводим для них занятия. Важно, что в них участвуют и родители, каждая группа состоит из пяти-шести деток и пяти-шести мам. Занятие длится в течение полутора часов: в течение часа разные специалисты занимаются с детьми, а еще полчаса отводится на консультирование родителей о том, как правильно взаимодействовать с ребенком. В рамках данного проекта мы разработали технологию, которую назвали «Мама-тьютор»: в течение этого получаса каждая мама изготовливает игрушку для своего ребенка и мы рассказываем, как с этой игрушкой или пособием заниматься с ребенком дома.

Неделю родители занимаются с детьми самостоятельно – играют с ними, развивают, а потом мы встречаемся снова и на очередном занятии изготавливаем уже новое пособие. То есть мама выступает уже не просто сторонним наблюдателем, а активным помощником в работе с ребенком.
Также мы практикуем такую форму работы, как домашнее визитирование. Часто при появлении сложного ребенка родители чувствуют себя растерянными. Они могут обратиться к нам, мы приедем домой и, во первых, поддержим чисто психологически. Во-вторых, поможем правильно организовать ту среду, в которой ребенок будет расти: подберем и игрушки, и материалы, и средства ухода, если такая надобность будет. Со временем мама начинает принимать ребенка таким, какой он есть, и, например, спустя полгода они уже сами начинают ездить к нам и включаться в процесс коррекционно-развивающих занятий.

И еще одна форма работы – это собрания родительского клуба, которые мы проводим раз в квартал и обсуждаем насущные проблемы. Мы всегда интересуемся у родителей с помощью анкетирования, о чем они хотели бы поговорить, и по этим темам как раз и работаем, привлекая специалистов. Такие клубы имеют большой успех у родителей.

Выйти из «кокона»

Вы сказали, что часто родители испытывают чувство растерянности при появлении особенного малыша. А что еще – какие стадии психоэмоционального состояния проходят мама и папа?

– Прежде всего это шок: почему у нас, а не у кого то другого? «Была такая благополучная беременность, я рано встала на учет, прошла все необходимые обследования, – думает мама. – Почему?!»

То есть они не готовы принять это. И поначалу родители в такой ситуации закрываются от всех и ни с кем не общаются. Пребывание в этом «коконе» опасно, и как только мы узнаем о такой семье, то осторожно предлагаем домашнее визитирование. Постепенно родители принимают мысль о том, что у них появился особенный ребенок. И понимают, что хоть он и особенный, но все таки ребенок. Особенно хорошо помогает, когда мы привлекаем других родителей, которые уже прошли этот путь. Очень важно, чтобы мама и папа были вместе, поддерживали друг друга. Когда они приезжают к нам, участвуют в работе родительского клуба, общаются с такими же людьми, это имеет колоссальный эффект.

Как только родители становятся готовы к общению, резко возрастают требования к тому, чтобы с ребенком заниматься. И наша задача – помочь им в этом.

А каких результатов можно добиться, усиленно занимаясь с малышом?

– Результаты очень неплохие. Но нужно понимать, что мы не говорим о приближении к норме в плане интеллектуального развития. Наша задача – социализировать ребенка. Чтобы он мог каким то образом взаимодействовать и со взрослыми, и с детьми, мог выйти поиграть на детскую площадку. Конечно, в силу возможностей мы стараемся развивать малышей и в интеллектуальном плане, но ребенок с синдромом Дауна, например, не станет таким же, как нормотипичные дети. Но они социализируются – это главное. По крайней мере, такие мы ставим перед собой задачи. Могу сказать, что в прошлом году из 160 деток, посещавших службу ранней помощи, 85 ушли в детский сад и неплохо там адаптировались. Это очень хороший показатель.

 Считается, что если родился ребенок-инвалид, то с этого момента родители должны полностью посвятить свою жизнь ему. Тот факт, что малыши идут в садик, уже опровергает это…

– Еще раз повторю, главное, чтобы родители не закрывались. Потому что в этом случае все намного сложнее. Нужно принять ребенка таким, какой он есть, и жить дальше. Точно так же работать, строить карьеру, самореализовываться. Сейчас очень много вариантов для таких семей. Особенно в Волгоградской области. Есть и различные службы помощи, и школы-интернаты, и коррекционные классы в обычных школах. То есть родители могут полноценно жить, а рядом будет расти и развиваться особенный ребенок.

Детям нужно все потрогать

Людмила Юрьевна, на что именно будут направлены средства гранта?

– В настоящее время идет процесс заключения договоров, и как только деньги поступят, мы начнем закупать оборудование. Прежде всего, необходимо оборудование, которое развивало бы сенсорику ребенка, потому что в возрасте от 0 до 3 лет как раз нужно, чтобы ребенок потрогал, пощупал. Поэтому мы планируем закупить большие сенсорные тактильные наборы. Также приобретем интерактивное оборудование – все очень яркое и красивое!

На средства гранта мы планируем также оборудовать парковку с навесом для колясок. Они бывают не только обычные, в которых возят детей, но и инвалидные. Это немаловажно, поскольку является одним из условий формирования доступной среды. Если мама привезла ребенка в коляске, она должна быть спокойна, что с ней ничего не произойдет – она никуда не денется и под дождем не промокнет.

Также мы планируем выполнить косметический ремонт службы ранней помощи – помещения должны быть светлыми и комфортными.

Как можно попасть в ваш центр, куда обращаться?

– Мы ведем набор в течение всего года, в настоящее время он также идет. Телефон службы ранней помощи 44 05 33 – по нему может позвонить любая семья, которая чем то озабочена в развитии ребенка. Мы поможем при любом раскладе.

Юлия Казанджан. © Фото: ИД «Волгоградская правда» / Сергей Каширский.

Новости регионов