Что такое наследственный договор и чем он лучше завещания?

Что Такое Наследственный Договор И Чем Он Лучше Завещания

Не первый год, довольно медленными темпами, в России идёт реформа наследственного права, распоряжения имуществом на случай смерти и всем тем, что с этим связано.

Выражается это в том, что параллельно с завещанием граждане могут заключить:

  • договор ренты с иждивением и без такового;
  • наследственный договор.

Напомним, что имущество можно ещё и подарить. Однако вряд ли сделку дарения можно отнести к видам распоряжения имуществом после смерти. Подарить можно и просто так, не думая о кончине.

Вместе с тем роль завещания снижается с каждым годом. К примеру, российские суды вынесли довольно большое количество решений об отмене завещания в связи с тем, что на момент написания и официального нотариального удостоверения завещания завещатель якобы был невменяемым или частично вменяемым.

Эта странная тенденция признания недееспособными уже умерших людей, по отношению к которым невозможно провести медицинское исследование, вызывает удивление у многих юристов, но тем не менее она существует.

Всё это говорит о том, что незыблемые некогда основы завещательного института оказались не такими крепкими, как того бы многим хотелось. Существует практика того, как завещания признавали недействительным из-за того, что завещатель принимал транквилизаторы или антидепрессанты, жаловался на нарушения сна, что не должно говорить о невменяемости.

Итак, в России есть три вида распоряжения имуществом, которые так или иначе связаны с будущей смертью одного из участников сделки. Сказать что-то определённое о том, что представляет собой наследственный договор на практике пока ещё невозможно. Прошло ещё слишком мало времени с момента возникновения данного наследственного института.

Основные нормы о нём содержаться в ст. 1140.1 ГК РФ. Появилась она в 2018 году, после вступления в силу закона от 19.07.2018 № 217-ФЗ, а законопроект был зарегистрирован ГД РФ ещё 13.06.2013 года.

Сходство и отличие наследственного договора и других видов распоряжения имуществом после смерти

Кардинальное отличие от завещания в том, что это двухсторонняя сделка, которая может содержать встречное предоставление, и зависит от воли наследодателя и получателя наследства в равной степени. Завещание же представляет собой одностороннюю сделку, которая не может быть обусловленной никакими условиями имущественного характера.

Без сомнения, законодатель вполне верно оценил, что хотят завещатели на самом деле — добиться чего-то от наследников, мотивируя их наследством. До появления ст. 1140.1 ГК РФ это было возможно только в том случае, если стремление завещателя были явно нематериальные. Теперь ситуация изменилась.

Это не говорит о том, что сама статья составлена идеально. Вполне возможно, что в будущем её ждут многократные поправки.

В целом же получилась довольно запутанная картина. К примеру, многие юристы сочли, что наследственный договор — это разновидность ренты с иждивением, а это совершенно не так. Договор ренты довольно лаконичный. Владельцу недвижимости обеспечивается уход и содержание, если это договор с иждивением, или предоставляется сумма денег, если это обычная рента.

В иждивение может включаться покупка лекарств, плановые медицинские осмотры, приобретение и доставка до дома продуктов питания и снабжение вещами, улучшающими качество жизни лиц преклонного возраста и инвалидов. Наследственный договор предполагает куда большую вариативность. Строго говоря, стороны могут договориться вообще о чём угодно.

Право владения приобретателю по наследственному договору перейдёт только после смерти наследодателя, тогда как при заключении договора ренты — сразу, в день заключения договора.

По своей сути наследственный договор является гибридным. В нём прослеживаются некоторые черты завещания, но большая часть положений взята из обычного договорного права.

К примеру, получатель наследства может оспаривать договор при жизни наследодателя и добиваться получения компенсации убытков в случае разрыва соглашения не по его инициативе. Уже это говорит о том, что содержание наследственного договора должно быть намного более объёмным, чем содержание завещания.

Основной риск ситуации в том, что пока положения о наследственном договоре более похожи на те, что нужны для передачи на наследству крупных активов, а не обычной пенсионерской квартирки. Но рано или поздно про него узнают обычные российские старички и старушки, и начнут пытаться заключать сделки так же, как раньше они заключали завещания, некоторые пару раз в год.

Пока ещё невозможно проанализировать, что будет в случае, если кто-то попытается написать завещание, потом контракт, потом ещё раз завещание, а в итоге оформит ренту с иждивением.

Основным отличием от завещания является то, что применяется не тот наследственный договор, который заключен позднее, а тот, что заключен ранее. В случае с завещаниями дело обстоит диаметрально противоположным образом. Хотя не совсем понятна причина из-за которой законодатель позволяет заключать новые наследственные договоры по отношению к одному и тому же имуществу.

Слабые места и возможные риски

Довольно сильно портит картину и положение об обязательных наследниках. Если вдруг выявится возможностью призвания к наследованию лиц, имеющих право на обязательную долю в наследстве, то договор может быть отменён по решению суда.

Предположим, что второе лицо, заключившее наследственный договор в качестве наследника, регулярно выполняло для наследодателя какую-то работу и тратило на него свои средства. В случае наличия обязательных наследников, о которых наследник по договору не знал, всё это может оказаться полностью напрасным и не подлежащим компенсации.

Согласно п. 10 ст. 1140.1 ГК РФ, в случае отказа наследодателя от договора, он обязан возместить другим сторонам убытки, которые возникли в связи с исполнением.

Однако убытки могут выражаться в затратах времени и усилий, которые не поддаются точной оценки. К тому же обычно наследодатели — это пожилые люди, с которых не получится взять не то, чтобы много, но хоть что-то.

Поэтому риски по наследственному договору у второй стороны несколько выше, чем при реализации других видов осуществления распоряжения имуществом после смерти.