«Все ограничения – у тебя в голове»: PEOPLETALK об ульяновских героях Паралимпиады в Токио

Большой спорт – это большое испытание. На пути к заветной награде спортсмену нужно преодолеть множество трудностей и проявить чудеса выносливости, целеустремленности, веры в себя, чтобы в итоге стать лучшим.

На Играх в Токио российские спортсмены завоевали 36 золотых, 33 серебряные и 49 бронзовых наград, что стало абсолютным рекордом для нашей сборной за всю историю ее участия в Паралимпиаде.

Иногда героизм – это не победить, героизм – это продолжать бороться. Участники проекта могли в любой момент отчаяться и пасть духом. И никто не смог бы упрекнуть их в отсутствии воли или слабохарактерности. У них была миллион и одна причина сдаться, но они не сдались. Как результат – они в числе лучших спортсменов в мире. Их достижения – наглядный пример того, что все главные ограничения – у нас в голове «Peopletalk» собрал девять паралимпийских спортсменов (у одних инвалидность – врожденная, у других – приобретенная вследствие несчастного случая), боровшихся за медали в Токио, и опубликовал их невероятные истории преодоления преград, обстоятельств и себя самих.

Среди этих девяти оказались двое ульяновских паралимпийцев Настя Соловьева и Никита Котуков.

Анастасия Соловьева
Вид спорта: легкая атлетика, бег
Категория: поражение опорно-двигательного аппарата (ПОДА)
Паралимпиада в Токио: бронза в беге на дистанции 400 м

«Настя, ты не бежишь, а летишь»

Спорт в нашей семье был всегда. Сестра моей бабушки – олимпийская бегунья Ольга Минеева, выигравшая Олимпиаду в 80-м году в Москве. Однажды я участвовала в организованном ею забеге на 200 метров, она увидела меня и сказала: «Настя, ты не бежишь, а летишь». Она предложила мне позаниматься с тренером, специализирующемся на инвалидах, и я решила попробовать. Все началось 15 марта 2014 года.

Я должна была участвовать в Паралимпийских играх еще в 2016-м, но из-за допинговых скандалов этого не случилось, поэтому я готовилась к Токио. Два года назад у меня была травма, пришлось сменить тренера и переехать в Ульяновск. Было страшно, не хотелось снова чувствовать боль. Однако перенос Игр на год сыграл мне на руку и дал возможность лучше подготовиться.

«У меня было два переломных момента»

В жизни у меня было два переломных момента: когда я перешла к новому тренеру в 2019-м с травмой, еле ходила, и в том же году перед чемпионатом мира, когда не стало папы. Тогда было тяжело даже физически, не то что морально, настроиться на тренировку и что-либо делать, проскакивали мысли: «Может, мне все это не нужно?» Помог тренер. Он вообще в своих спортсменов верит больше, чем мы в себя сами, и эта вера помогает показывать хороший результат. Благодаря ему в этот раз я впервые не чувствовала волнения и была уверена в своей подготовке. Даже странно было, что нет мандража и нервы не на пределе.

У нас с тренером сложилась небольшая традиция, перед каждым соревнованием он говорит нам: «Мы крутые и мы победим!» Это очень заряжает.

«Рассчитывала как минимум на второе место»

Я расстроилась, кода стала третьей, но по прошествии времени поняла, что для соревнований такого уровня это круто. Кто-то просто мечтает туда попасть, а у меня есть медаль, и это классно, но в моменте, конечно, началась истерика: я плакала от обиды, не понимала, как такое могло произойти. Рассчитывала как минимум на серебро, а вообще настраивалась быть первой, как и все спортсмены. На Паралимпийских играх такое в порядке вещей – не всегда получается контролировать эмоции, чувствовать себя и свою скорость.

Да, через три года я планирую поехать в Париж, и готовиться мы начинаем уже сейчас. Вот только пару недель отдохнем – и в бой. В следующем году целюсь на золото чемпионата мира, а дальше уже и новые Игры.

«Мама впервые сказала, что гордится мной»

Мои главные болельщики – моя семья. Мама, младшая сестра, бабушка, тренер, который с нами постоянно на связи, он уже как член семьи. После финального забега мама сказала, что гордится мной, а такое от нее, поверьте, услышишь нечасто. Возможно, это случилось даже впервые. Я прослезилась.

«Раньше я всегда недооценивала себя»

Я спокойно отношусь к вопросам о моих особенностях и согласна с фразой, что все ограничения в голове. Даже тренер нам часто это повторяет. Может, после Игр что-то изменится, но раньше я всегда недооценивала себя и свои возможности, и даже результат, который я показала на Паралимпиаде, когда-то казался мне заоблачным.

«У кого-то есть здоровое тело, но проблемы с головой»

Думаю, возможность вести социальные сети и быть для кого-то примером, мотивацией не стесняться, не сидеть дома, не закрываться от мира – это огромный плюс. У меня были ситуации, когда мне писали ребята с особенностями, и я плакала, пока читала их: «Настя, мы за тобой наблюдаем и понимаем, что все возможно, что нужно себя принимать». Я и правда вообще не стесняюсь и сама себе говорю: «У кого-то ситуация сложнее, так что моя – вообще пустяк».

Помню, однажды мне написала взрослая женщина, рассказала, что у нее нет нескольких пальцев, она не может устроиться на работу, сидит дома. У меня был шок, ведь я другая. Жизнь, получается, проходит, а человек ничего не видит. Я привела ей в пример свою поездку в 2012-м в Питер на протезирование: мне было 15 лет, переходный возраст со всеми вытекающими переживаниями, и коридор института, в котором дети (от новорожденных до взрослых) с самыми различными поражениями. У меня слезы лились рекой.

У кого-то есть здоровое тело, но проблемы с головой, и это намного тяжелее. Та ситуация помогла мне все переосмыслить и понять, что со мной все отлично.

«Не понимаю, как люди выдерживают по девять часов за компьютером»

Чем заниматься после завершения карьеры – мой вечный вопрос, над которым я постоянно думаю. Пока что вижу себя только в спорте, поэтому трудно понять, но тренером при этом быть не хочу – я достаточно требовательный человек, мне нужна отдача, которую дети могут дать не всегда. На карантине я три месяца работала в банке, но поняла, что это не мое. Круто, интересно, но сидеть на одном месте за компьютером – это сложно. Так болела спина! Не понимаю, как люди выдерживают это по восемь-девять часов.

«Я записала себе видео в будущее»

Пять или десять лет назад я сказала бы себе больше верить в себя и в то, что у меня все обязательно получится. После окончания Паралимпиады я записала себе видео в будущее, на котором говорю: «Было так круто, я классно пробежала. Сначала показалось, что устала, потом наоборот. А вообще, очень болят кишки, хочется есть». Смешно пересматривать такие сумбурные мысли. В конце я говорю: «Ничего не бойся. У тебя все получится».

Думаю, из-за веселых фото и отсутствия стеснения в социальных сетях никто и не догадывается, что я когда-то тоже загонялась. А сейчас перестроила себя и понимаю: да, у меня нет руки, но и комплексов по этому поводу тоже нет. Я их победила.

Никита Котуков
Вид спорта: прыжки в длину
Категория: поражение опорно-двигательного аппарата (ПОДА)
Паралимпиада в Токио: бронзовая медаль

«Ребенок жесток не потому, что так хочет, а потому, что не понимает»

Отсутствие руки – моя врожденная особенность. Сейчас особого отношения к себе я не замечаю, но в детстве оно чувствовалось. Ребенок жесток не потому, что так хочет, а потому, что не понимает. Мне было тяжело с ровесниками, хотя многие из них со мной дружили, я был общительным, открытым и даже не замечал отсутствия руки. Конечно, стеснение все равно было и сохранялось до 14 лет, пока отец со мной не поговорил: он объяснил, что я такой же, как все, просто со своей особенностью, в которой нет ничего плохого. С того момента я перестал комплексовать и в жизни сразу появился новый поток знакомых, я стал чувствовать себя увереннее, все наладилось. Спасибо отцу.

Сейчас я, наоборот, стараюсь смешно обыгрывать свою особенность, люблю черный юмор. Например, друзья мне что-то передают, а я говорю: «Рук не хватает». Самоирония на уровне, а что такого? Мы такие, какие мы есть, и надо себя любить.

Я не обижаюсь на вопросы «в лоб», понимаю, что людям интересно. В детстве прикалывался с ровесниками, рассказывал, что был пиратом и на меня напала акула. Девочки удивлялись, все смеялись, до определенного возраста даже верили.

Человек и сам понимает, что такие вопросы могут задеть, но интерес разрывает изнутри. Часто бывало, что стоишь на остановке или в автобусе и чувствуешь, как тебя издалека глазами пожирают, сам ждешь, пока к тебе подойдут. Я люблю придумывать разные истории, про ту же акулу или спецоперации.

«Инвалидность – не табу»

Мне кажется, мы, паралимпийцы, – яркий пример того, что ограничения и блоки только у нас в голове. У нас, например, есть двукратный паралимпийский чемпион Михаил Асташов, у него ни рук, ни ног, и он добивается таких высот, улыбается, со всеми общается. Мы смотрим на него, воодушевляемся, но знаем, что и сами для кого-то пример, некоторые люди смотрят на нас и думают: «Как он живет?»

Меня вдохновляют люди с инвалидностью, которые популярны в обществе. Я читал, смотрел, слушал о них, внимал советам отца и понял, что инвалидность – не табу и не закрывает тебе двери в жизнь.

«Я не смог уснуть в ночь перед Играми, хотя выпил кучу успокоительных»

Я не осознавал, что еду на Игры, вплоть до прилета в Токио. Это был другой мир, и эмоции, конечно, переполняли: появилось волнение, начала просыпаться спортивная злость. Это колоссальное напряжение, особенно в день старта: я не смог уснуть в ночь перед ним, хотя выпил половину пачки успокоительных. Как справлялся? Слушал музыку, говорил сам себе, что готов, что прошел через многое, весь год отработал на сборах, и где, как не сейчас в Японии, показывать, на что я готов.

«Медаль, заработанная потом и кровью, моя»

В семь-восемь лет меня по медицинским рекомендациям отправили в бассейн, там меня заметил тренер, сказал, что есть большой потенциал, но душа в тот момент лежала к футболу, которым я в итоге занимался восемь лет. Уже потом получил предложение попробовать себя в легкой атлетике, совмещать ее с футболом, я согласился и почти сразу поехал на соревнования. Там случились первые медали, я почувствовал вкус побед, задумался о переходе в атлетику и паралимпийское движение. Я очень много тренировался, и на этих Играх все жертвы себя оправдали. Все было не зря, и я выдохнул, когда понял, что медаль, заработанная потом и кровью, моя.

«Бояться – это хорошо»

Главное наставление, которое я получил: все окупится. Так и вышло. Жизнь не преподносит испытания и трудности просто так. Например, в 2019-м я стал четвертым на чемпионате мира, хотя шел третьим, и психологически было тяжело это принять, но я собрался, подумал: «Если сейчас я четвертый, значит, еще не все сказал». А в этом году перед Паралимпиадой я получил травму на чемпионате Европы и не смог прыгать вообще – решение сняться с соревнований было самым тяжелым из всех, что я принимал.

Совет, который я мог бы дать всем: «Бояться – это хорошо». Перед Играми я не переживал, и меня это пугало, потому что, когда есть страх, есть и понимание того, куда и зачем ты едешь. В такие моменты включаются особые резервы организма, просыпается всплеск адреналина, с которым нужно справиться, чтобы избежать перегорания.

Сейчас я стал бронзовым призером, теперь осталось взять золото в Париже. Мне есть куда расти, поэтому сейчас важно осознать, что мы натворили, и начинать новый путь к вершине.

«Когда люди узнают, что я фанат компьютерных игр, они спрашивают: «Как?»

Немногие знают, что я – фанат компьютерных игр. Еще в детстве я увидел, как играют другие, и тоже захотел, попросил у родителей приставку, но мне подарили ее только через несколько лет. Сейчас я играю на определенном уровне, люблю Counter-Strike, участвую в турнирах. Помню, когда команда узнала о моей особенности и начала задавать вопросы, мне стало приятно: я ведь и правда играю на хорошем уровне, а люди даже и не подозревают, что у меня нет руки. Да, я еще всем покажу, что не только прыгать и бегать умею.

А еще душа лежит к бизнесу. Всегда любил придумывать стартапы, в свое время даже открыл интернет-магазин, но из-за спорта пришлось приостановить его работу.

«Моя девушка переживает сильнее меня»

Моя главная поддержка – моя девушка Наташа. Она со мной еще со времен футбола, мы вместе семь лет. Она всегда меня вдохновляет, помогает и переживает даже сильнее меня. Мы познакомились через общих друзей, случайно встретились на улице, на следующий день списались и уже через пару месяцев начали встречаться. Она художник, окончила художественную школу и училище в нашем Ульяновске, очень творческая натура, но благодаря мне втянулась в спорт и занимается растяжкой, а я проникся искусством: мы ходим по галереям, я расспрашиваю ее про картины. Мы друг друга дополнили, стали лучше вдвоем.

Поддерживает, конечно, и семья: отец, бабушка, родные, тренер. Это главное люди в моей жизни.