В Хакасии слепая мать-одиночка пытается построить дом

В Хакасии мать-одиночка инвалид по зрению много лет сама строит дом. Вместо отдыха после больницы заливает бетон и перестилает крышу, чтобы успеть до сильных морозов. Денег не хватает, а социальные службы грозят забрать детей из-за плохих условий.

В один момент проснулась слепой

У 37-летней Айгульмиры Султоновой двое детей-подростков. Семья выживает на пенсию по инвалидности — около девяти тысяч рублей в месяц.

При этом мать-одиночка почти не видит. Правым глазом — совсем, левым различает очертания предметов, но только с помощью мощной линзы.

В юности Айгульмира профессионально занималась кикбоксингом. Однажды от сильного удара потеряла сознание. Травма дала о себе знать после родов. Врачи диагностировали инсульт, в результате которого атрофировались зрительные нервы и в мозге образовалась киста. Ко всему прибавились гидроцефалия и эпилепсия.

Всю жизнь я полагалась только на себя, — рассказывает Султонова. — До 20 лет была абсолютно здоровой, увлекалась спортом, работала на кирпичном заводе. Но в один момент проснулась слепой. И начались болезни.

В 2006-м Айгульмире дали вторую группу инвалидности. Однако с лечением все время проблемы. Например, льготные препараты, по ее словам, предоставляют не всегда: приходится тратить значительную часть и без того маленькой выплаты. Так, новую партию медикаментов она получит только после 1 января 2022-го — и то с удержанием части стоимости из пенсии. Как до этого дотянуть, чиновники не объясняют.

После капельницы иду пол бетоном заливать

Десять лет Султонова с детьми живет в строящемся доме под Абаканом. На его месте была ветхая летняя дача, которую она купила на материнский капитал. Ни на что другое выделенных 300 тысяч не хватило. Оказалось, это жилье не для зимы. Вариант был один: снести его и ставить новое своими силами. Денег не хватает ни на материалы, ни на рабочую бригаду. Айгульмира сама заливала бетон для фундамента, возводила стены. Сейчас перекрывает крышу, которая протекает. Параллельно ходит лечиться.

С утра до вечера все делаю сама. После капельницы заливаю пол бетоном, хотя нужно отдыхать. Тяжелее всего заколачивать гвозди — их просто не вижу, постоянно разбиваю пальцы в кровь. Вчера пыталась печку ремонтировать: холодно стало.

Султонова говорит, что обращалась за помощью в разные инстанции. Иногда чиновники шли навстречу. Например, в 2013-м правительство республики выделило ей две тысячи рублей, в прошлом году — десять тысяч и сладкие подарки детям.

Несколько лет назад она поехала на прием в администрацию президента и попросила помочь с жильем. Там выслушали и пообещали что-то придумать.

Я человек наивный. Верила: объясню, что я одна, инвалид. Не знаю, на что надеялась, — признается Айгульмира.

Отчаявшись, Султонова решила получить хоть какое-то образование, чтобы найти подработку. Однако выяснилось, что с таким зрением и группой инвалидности бесплатное обучение по социальной программе ей не положено.

Нужно срочно успеть доделать крышу

Несколько раз Айгульмиру экстренно увозили в больницу из-за приступов. Детей на время лечения отправляли в приют. При этом, как утверждает мать, органы опеки грозились лишить ее родительских прав.