Не считайте своего ребёнка инвалидом, примите его, будьте на одной волне. чтобы он был свободен и счастлив

 

Представляем вашему вниманию новую историю мамы и сына. Роману 24 года. Он, как сейчас принято говорить, особый ребенок, а их жизнь движется по своему радужному и открытому пути, навстречу мечте и единению.

Знакомьтесь - Наталья Павлова, мама особого ребёнка. 

- Наталья, расскажите, чем вы  занимаетесь по жизни?

- Я много чем занималась. Получилось так, что моя первая профессия была техническая – я инженер системотехник. Но после того, как у меня родился ребёнок с особенностями развития, через какое-то время мне пришлось полностью поменять свою жизнь. Я окончила магистратуру по дефектологии – психолого-педагогической реабилитации лиц с ОВЗ и стала сурдопереводчиком, чтобы общаться со своим ребёнком, быть на одной волне.

В настоящее время работаю в Сбербанке в секторе сурдоперевода и занимаюсь танцами с детишками с инвалидностью.  Пробуем мой проект, который я, кстати, сейчас защищала на «Добровольцах России». Мы открыли театр жестового пения, чтобы продвигать это направление потому, что люди, конечно, знают, что такое есть, но никогда не видели.

Когда мы выходим, например, с нашим номером с жестами на международный конкурс театрального искусства среди здоровых детей, конечно, это шок для зрителей. Они даже не могли себе представить, что театр может быть таким.

Путь, по которому мне двигаться, по сути, диктовал Роман. Он хотел танцевать. Ему очень хотелось выступать на сцене, на фестивалях.  Его никуда не брали, потому что детский церебральный паралич и полнота. Приходилось просить педагога, мы брали занятия. Я становилась с сыном в пару, мы выходили и танцевали.

Хотел рисовать – мы рисовали. Я находила педагога по рисованию.

Потом Роман увлёкся жестовым пением. Конечно, это его родной язык, но ведь он не слышит, не слышит совсем. Поначалу ему было очень трудно находиться на сцене, он же не слышал, когда нужно делать тот или иной жест. Всегда стояла перед сценой и ему помогала.

Мы подключили и младшего сына, который по воле судьбы стал волонтёром чуть ли не с четырёх лет, с тех пор, как более менее стал осознавать себя человечком. В начале это был творческий дуэт. Мы называли его «Братья». Младший сын занимался танцами, мы привлекли его партнёршу. Потом мы стали привлекать ещё людей и стали театром жестового пения.

Мы обучаем всех желающих, кто к нам приходит. Детям очень нравится изучать язык, петь, разбавлять это танцами.

- Получается, что в коллективе и здоровые дети, и с нарушением слуха?

- Да. Мы берём всех. У нас инклюзивный театр – и дети без инвалидности и инвалиды разных нозологий.

К нам пришёл мальчик, у которого и ментальность и ДЦП. Он с удовольствием учил жесты. Конечно ему тяжело, он медлительный немножко, но сейчас они с мамой и переводят стихи, и записывают ролики. У нас девочка выигрывала проект по обучению жестовому языку.

Наш проект открыт для всех. Главное – найти подход, подобрать индивидуальную систему для каждого человека, чтобы для них было понятно, удобно и интересно.

- Как бы вы описали жестовое пение для тех людей, которые не знают, что это такое и впервые услышали это словосочетание?

- Все мы слышим песню. Мы видим человека, который стоит на сцене, слышим его голос, мы понимаем смысл, слышим эмоции.  Для не слышащего человека артист – это человек, который стоит на сцене и открывает рот. И никаких эмоций.

Смысл жестового пения состоит в том, что песня перекладывается на жестовый язык. Она поётся с помощью рук. Все эмоции передаются с помощью лица и положения тела. Возникает полностью зрительное отображение. Благодаря этому, не слышащий человек смотрит и понимает то, о чём поётся в произведении. Жестовый язык передаёт и смысл, и эмоциональную составляющую песни.

- Наталья, а кто переводит эти песни?

- Сначала была я одна, потом познакомилась с Галей и, уже больше года, мы делаем совместные номера, вместе поём, детей привлекаем и детям переводим.

- Расскажите Роман учился в общеобразовательной или коррекционной школе?

- Сын обучался в коррекционной школе №36 для глухих детей. Проблема в том, что в этой школе не применяют жестовый язык, нацелены только на речь. Я считаю, что это в корне неправильно. Если ребёнок слабослышащий, то такой подход допустим, а если это ребёнок, который не слышит совершенно – то без жестов очень сложно.

В таких школах должен быть билингвизм - и жестовый язык, и речь. Преподаватель должен объяснять и при помощи речи и на жестовом языке. Ребёнок должен понять то, что ему объясняет. Учитель должен спросить у ребёнка вначале на жестах, правильно ли он понял, и лишь убедившись в том, что ребёнок правильно понял, предложить ученику проговорить словами.

Лишь тогда, когда будет жест и слово, ребёнку будет всё понятно. Многие говорят, что он не слышит, но читать умеет. Я тоже знаю английские буквы и тоже могу прочитать слова, написанные по-английски, но это не значит, что я поняла смысл.

- Что бы вы, с высоты своего опыта, сказали тем мамам, которые по какой бы то ни было причине не хотят изучать жестовый язык, стесняются общаться с его помощью?

- Я часто говорю мамам, не бойтесь жестового языка. Примите своего ребёнка таким, какой он есть. Да, он не слышит. Но это не дефект. Ваш ребёнок другой, он как иностранец разговаривает на другом, жестовом языке. И чтобы стать ему другом, чтобы понимать друг друга, необходимо разговаривать с ним на одном языке. Я бы настоятельно рекомендовала родителям учить жестовый язык. Чтобы общаться, чтобы помогать. Когда ты знаешь жестовый язык, тебе даже легче будет ребёнку помочь в разговорной речи потому, что он где-то что-то недослышал, недопонял – ты показал на жестах, он понял и затем, вы это отработали в речевой форме.

- А Роман разговаривает?

- Разговаривает, но очень плохо, у него из-за ДЦП парез артикуляционного аппарата, ему очень сложно.

Я выучила жестовый язык очень поздно, когда Роману было уже 15 лет. Понимаете, когда у тебя в семье появляется неслышащий ребёнок, конечно же для родителей, вначале, это шок. Это слёзы, истерики – за что? Почему?…

Когда эта стадия проходит, думаешь, что делать дальше. И начинаешь обращаться к людям. Это сейчас есть Интернет, доступ к информации. В 1996 году я прислушивалась к тому, что говорят в школе педагоги.

Я прислушивалась к нашим специалистам в ставропольской школе, которые говорили: «никаких жестов, только речь…». Но чем больше я заставляла сына говорить, тем с большим отрицанием с его стороны сталкивалась.

Он был маленьким, он не слышал и не понимал, что от него хотят. Доходило до того, что Рома закрывал себе ручками ротик, махал головой -  не буду говорить. Я отнимала его руки ото рта, а он тогда закрывал мой рот, показывая то, что не будет говорить.

Позже, со временем, когда я познакомилась с другими людьми, тогда работала заместителем председателя общества глухих Ольга Копнина, -  она привела меня к жестовому языку, она первая настояла на том, чтобы я поехала учиться, прошла курсы жестового языка.

На курсах, когда люди рассказывают все нюансы таких детей, ты понимаешь то, что множество лет было потрачено просто в никуда. Просто прошли зря. И мой ребёнок, в 15 лет, когда он понял, что я могу ответить на какие-то вопросы, задавал вопросы, которые второй сын, задавал мне, когда ему было 5 лет. Вплоть до того, что «мама, а что это за цветок? А как он называется?». У ребёнка появился интерес и кругозор.

- Расскажите о том, чем Роман занимается сегодня?

- Трудно устроить не слышащего человека на работу. Работодатели очень сильно боятся. Через центр занятости населения, удалось устроить его дворником в детский сад.

Два года назад мы добились установки импланта. Роман теперь слышит, хотя речь, практически потеряна. Он ходит в танцевальную студию, рисует, занимается в театре жестового пения. Выступает, участвует в международных конкурсах. В этом году сын получил губернаторскую стипендию за заслуги в творчестве.

- Наталья, что бы вы пожелали мамам, у которых родился особенный ребёнок?

- Во-первых, я бы сказала, что это страшно, но это не страшно. Ваш ребёнок просто другой и для него не закрыты двери, при правильном подходе, его можно социализировать, и наша задача, сделать наших детей счастливыми. Сейчас очень много специалистов, информации, много различных организаций, которые открыты для таких детей. В первую очередь, родитель должен принять своего ребёнка и не считать его инвалидом. И тогда, ваш ребёнок не будет себя чувствовать инвалидом, он будет свободен и счастлив.

Cледите за главными новостями, подписывайтесь на «Город особенных людей» в  Telegram-канале, ВКонтакте и на Одноклассниках.