“Будем бороться до конца!”: как двойняшки с ДЦП стали предпринимателями

“Будем бороться до конца!”: как двойняшки с ДЦП стали предпринимателями

Место под столичным солнцем

Многим ни разу не приходилось встречаться с такими трудностями, с которыми столкнулись братья-двойняшки. При этом восхищает их жизнелюбие, стремление к личностному росту, вера в то, что непреодолимых вершин не бывает, даже если приходится их штурмовать… на инвалидной коляске. Братья родились в Павлодаре с диагнозом ДЦП. Они всегда идут по жизни вместе, а несколько лет назад в один миг решили кардинально изменить свою судьбу – сменив город проживания.

– Инициатором переезда был Ильнар – в один прекрасный день он предложил, а мы всей семьей поддержали. Знаете, когда ничего нет, и терять нечего. Поначалу думали переехать в Алматы, но единогласно решили, что все-таки столица есть столица, возможностей для достойной жизни больше, – говорит Ильдар Айтняков. – Оглядываясь назад, понимаю, что абсолютно не ошиблись с выбором. Даже несмотря на то, что нам приходится снимать жилье, чего-то мы лишились, многое приобрели взамен – друзей, связи.

А главное: 2 года назад братья открыли совместное дело – сервисный центр “Аirkomservis” по ремонту и эксплуатации компьютерной и другой техники.

К ним приходят, чтобы починить сломанные ноутбуки, телевизоры, игрушки и многое другое. Мало-помалу они обросли своей клиентурой, прикипели к насиженному месту, развивают свой маленький бизнес. Правда, карантин внес коррективы и в их повседневную работу.

– Было тяжело, мы почти 2 месяца не работали. В офис выходили, но как таковых клиентов не было, – говорит Ильдар. – Не сказать, что полностью восстановили свою деятельность. Но мы не привыкли жаловаться, когда-то бывало лучше, было и хуже.

Сегодня братья мечтают обосноваться в собственном офисе – сейчас они арендуют подвальное помещение в одном из столичных ЖК, признаются, что это уже шестое их съемное место под бизнес.

– Необязательно на Левом берегу, с видом на “Байтерек”. Мы люди простые, хотим элементарных удобств, чтобы посетители на колясках могли спокойно к нам попасть и чувствовать себя комфортно. Сейчас, например, у нас в здании нет пандуса, – отмечает Ильдар. – Сталкиваемся с одними и теми же проблемами постоянно. Если хотите знать мое личное мнение – никакой доступной среды по факту здесь нет. Пандусы – вообще щекотливая тема. Где-то они есть, но там где тебе конкретно надо – их нет.

Если я еще могу какой-то небольшой отрезок пройти на костылях – на далекие расстояния пользуюсь коляской либо услугами такси, то брат не может. Ильнар передвигается на коляске, у него более сложная форма ДЦП.

Потом, допустим, элементарно: чтобы нам пользоваться общественным транспортом, нужны выезжающие пандусы в автобусах. У нас вроде как есть такие, может, мы просто не попадаем на них? К счастью, есть хорошие люди, которые помогают занести коляску внутрь, а у брата она электрическая, довольно тяжелая.

Краудфандинг на жилье

Недавно двойняшки объявили сбор средств через социальные сети на покупку жилья для Ильнара. В Нур-Султан он перевез свою семью, снимает квартиру. У его супруги – также I группа инвалидности, только по зрению, есть двое малолетних детей. Несмотря на сложности, парень старается обеспечивать их.

– Сборы продвигаются потихоньку. Было приятно, что многие люди откликнулись, – рассказывает Ильдар. – Но где-то каждый 10-й обязательно скажет – мол, пользуется своим положением. В их понимании нуждающийся человек – это голодранец, извините за выражение. А тот, кто своим трудом зарабатывает, но не имеет ни квартиры, по сути ничего – не считается нуждающимся. Сегодня только читал, что одной многодетной семье купили квартиру.

Я одного не могу понять: то есть у нас, получается, из всех социально уязвимых слоев населения существуют только многодетные матери? А все остальные – извините?

То, что у меня брат снимает квартиру за 120 тысяч плюс комуслуги, это никого не волнует. Куда ни посмотришь, сплошь выступают многодетные матери и ни одного инвалида. Я считаю, в наше время иметь детей – большая ответственность, об этом надо думать в первую очередь. Инвалиды не требуют, вся, наверное, проблема в этом. Тема жилья вообще для нас болезненная. Нас не поставили в очередь, хотя мы уже 3 года прожили в столице, надо ехать узнавать по этому вопросу. 

Несмотря на бытовые, финансовые сложности, братья не унывают. Айтняковы – мотиваторы для других, живое доказательство того, что упорство и сила духа способны двигать горы. А потом, они по жизни привыкли рассчитывать только на себя – поэтому за что бы ни брались, результат всегда будет.

– Наш диагноз – это чисто врачебная халатность и ошибка при родах, которая привела к таким последствиям. Мама воспитывала нас троих в одиночку, когда семью бросил отец. Но мы не виним его: у каждого есть выбор в этой жизни, он, видимо, сделал свой. У нас есть старшая сестра, у которой тоже судьба по-своему нелегкая. Мы уже с братом ничему не удивляемся в этой жизни, однако есть вещи, которые нас пугают, а именно – безразличие и равнодушие. Я уже с годами привык к этим взглядам, как будто ты не с этой планеты... Но мы продолжаем бороться за жизнь и будем бороться до конца!

Не ценят чужой труд

У Ильдара – музыкальное образование, он профессиональный домбрист, у Ильнара – техническое, в свое время, будучи студентами, оба были одними из лучших.

– Занявшись сервисом, я забросил домбру, хотя в моей жизни музыка играет большую роль. Но за время карантина очень много тренировался, поднял свой уровень. А что еще делать, когда сидишь дома и инструмент под рукой? Боялся, что многое позабыл, а оказывается, если ты чему-то один раз в жизни хорошо научился, никогда этого не забудешь.

Ремонтом разной техники братья одновременно увлеклись лет 10 назад, и именно это стало их настоящей профессией, делом всей жизни.

– В основном всё постигали на практике. Это нас кормит и подстегивает двигаться дальше. Изначально нашей задачей было взять людей с ограниченными возможностями на работу, к этому нам надо идти. Мы постоянно ищем варианты для расширения штата, но пока всё упирается в 2 вещи – наличие удобств (то есть безбарьерной среды) и финансов.

– Многие люди с подобными физическими особенностями просто дома сидят, а вы работаете и еще других хотите трудоустраивать? – спрашиваю у Ильдара.

– Часто к нам приходят здоровые люди и говорят, братишка, дай пожму тебе руку – у меня взрослый сын, здоровый лоб сидит дома, а вы вкалываете. Я и сам много таких вижу в Нур-Султане, но по мне мужчина должен чем-то заниматься, в этом его суть. А работа, как известно, на любого человека благотворно влияет.

Что я еще заметил: в столице приходится сталкиваться с такими, которые, как бы помягче сказать, не ценят чужой труд. Например, если я пользуюсь какой-то услугой, мне никогда никаких поблажек и скидок не делают.

Но ко мне приходят люди, абсолютно здоровые, и начинают торговаться, пытаются сбить цену, козырять тем, что они с Левого берега приехали, все из себя крутые… а хотят оценить наш труд в “пять копеек”.

Это для меня дико и неправильно. У них абсолютно нет понимания, что мы так же честно зарабатываем, как и другие. Но как бы нам тяжело ни было, будем продолжать работу!

АЛМАТЫ

Автор: Марина Хегай