Дмитрий Валайнис — о жизни после травмы, Даугавпилсе, поддержке близких и своем увлечении

Дмитрий Валайнис — о жизни после травмы, Даугавпилсе, поддержке близких и своем увлечении

Спортсмен-колясочник Дмитрий Валайнис, призер многих международных соревнований в своем виде спорта рассказал передаче Gorod ON AIR о том, как оказался в инвалидном кресле, о реабилитации и доступности нашего города для людей с ограниченными возможностями.

«В инвалидном кресле оказался наверное из-за того, что вел очень активный образ жизни, любил большую скорость. И в один момент я сел на мотоцикл, переборщил со скоростью, слетел с дороги и получил травму позвоночника.

Обычно врачи не говорят «Ты больше никогда не сможешь ходить». Если и говорят, то родным, вне палаты. Приходится жить надеждой до какого-то времени, пока сам всё не поймешь. И даже после этого надежда не пропадает, цепляешься за любую возможность, чтобы и у тебя был свой счастливый конец.

Не знаю, есть ли шанс, что я буду ходить. Но шанс есть на то, что врачи придумают что-то новое. На дворе 21 век, ничего не стоит на месте. В моей жизни был промежуток времени, когда руки опустились, но длился он около 5 минут. Помню этот момент — мне стало так плохо, одиноко, сердце разрывалось. Такого не было даже в больнице».

О поддержке близких и послеоперационном периоде Дмитрий вспоминает:

«Первый год я боролся, что-то придумывал, настраивал себя, что все будет хорошо. И даже когда понял, что всю жизнь придется крутить колеса инвалидной коляски руками, решил, что надо попробовать жить и так. Побегал, а теперь новый вызов.

Меня поддерживало огромное количество людей. Родители, братья, друзья - редко когда в моей палате никого не было. Я рад, что вокруг меня много близких, которые всегда меня поддержат.

Не знаю, справился ли я, если бы остался один в этой ситуации. Все зависит от человека. Не обязательно «сломаться», иногда человеку мало надо, чтобы опустились руки. В моей ситуации поддержка была крайне необходима, я готовился жить по-новому. Обычно после больницы с такими травмами отправляют в санаторий, чаще всего — в Вайвари. Там со мной работали психолог, физиотерапевты, эрготерапевты, врач. Поддержка есть всегда, есть с кем поговорить — но это все временно. Если человек один, то самое сложное начинается после возвращения из санатория. Четыре стенки, ты один, в коляске… Я даже не могу себе это представить. Наверное, это очень тяжело и нужно обладать большой силой духа, чтобы справиться.

Что касается послеоперационного периода - я отлежал у нас в больнице, поехал на реабилитацию в Вайвари. Мне повезло - у меня есть очень хороший друг, который помог мне попасть к Дикулю на реабилитацию в Москву (Валентин Дикуль — руководитель медико-реабилитационного центра заболеваний опорно-двигательного аппарата, автор многих реабилитационных методик - прим. ред.). Вернулся домой на огромном позитиве, но мне посоветовали еще раз сделать операцию. Поехал в Литву к хирургу, и он первый, кто сказал мне в лицо, что я не смогу ходить. Я расстроился, но поехал пробовать дальше, на этот раз — в Санкт-Петербург. Там мне сделали операцию, поставили пластину на позвоночник, вроде началось улучшение, но организм не принял пластину и ее пришлось удалить. Послеоперационный период довольно сложный, потому что приходится снова начинать все с нуля, заново заниматься, заново ехать куда-то на физиотерапию. Такой период длился примерно три года — то на операцию, то на реабилитацию.»

Насколько Даугавпилс приспособлен для передвижения на инвалидной коляске и реально ли добраться куда-то на общественном транспорте:

«Я все чаще и чаще выхожу на улицы города, практически каждый день.

Если оценивать по 10-балльной системе, то центр города где-то на 6. В каждое второе помещение, магазин можно попасть, если нет ступенек, конечно же. С продуктовыми супермаркетами вообще нет никаких проблем. Из кафе — процентов 20, куда можно попасть на коляске. Вне центра города — оценил бы на 4.

Летом очень хочется попадать на озёра, ведь из-за уклона берега бывает трудно подобраться к воде. Бывает, что попадаешь в очень красивое место, а физически до воды добраться не можешь.

Честно, с общественным транспортом я сталкиваюсь довольно-таки редко. Насколько я знаю, эта проблема решается. Если переделывается остановка, то она перестраивается с учетом того, чтобы инвалид тоже мог заехать. У меня есть свой личный автомобиль, на который я очень долго копил.

У меня есть друг Андрей, тоже колясочник. Сейчас он передвигается на своей машине, но у него был большой период времени, когда он передвигался на общественном транспорте. Он выходил, смотрел какой идет трамвай, и ждал нужный, вот и все. Бывало, что приходилось пропускать по 3-4 старых трамвая и только тогда ехать на новом, низкопольном. С автобусами точно также.»

Портал Gorod.lv выражает надежду, что работники Daugavpils satiksme услышат об этой проблеме и придумают способ информирования людей о том, какие автобусы и трамваи выходят на линии.

Часто в трудных ситуациях люди обращаются к Богу. Дмитрий поделился своим мнением о религии:

«Я верю в Бога. Наверное, иногда он смотрит на меня и думает «О, ты со всем справляешься. Надо тебе подкинуть сложностей. Давай, попробуй в таком положении поживи. Посмотрим, справишься ты или нет.» Я не знаю, кто как относится к религии, но мое видение — он где-то есть, он наблюдает. Главное не падать духом.»

Об инвалидности и пособии:

«У меня первая группа инвалидности. По поводу пенсии — очень много нюансов. Если человек стал инвалидом после 18 лет, то ему будет засчитываться рабочий стаж, если он больше трех лет, то пенсия будет около 200-250 евро. Если стажа нет или зарплата была в конверте, то пенсия — около 80 евро.

2 раза в год есть транспортные пособия (около 70 евро), можно оформить своего помощника, который помогает тебе дома (около 150 евро), также можно нанять ассистента, если хочешь вести более активный образ жизни.

Инвалидность мне дали сразу, пожизненную. Когда я был в санатории в Вайвари, ко мне пришел социальный работник и оформил все бумаги. Уже тогда у него было заключение врача, что инвалидность будет пожизненная.»

Об инвалидном обществе и спорте:

«Я состою в обществе ISK “Daugavpils”. Благодаря ему я и начал выбираться из дома, с этого, можно сказать, и началось увлечение спортом. Собираемся там, играем в шахматы, шашки, новус, проводим время вместе.

До аварии я 15 лет занимался футболом, около года — парашютным спортом, немного единоборствами, гонками на мопедах, даже теннисом. Всего по чуть-чуть.

С Александром Пляскиным (тренер по фехтованию в колясках — прим. ред.) мы познакомились около 5 лет назад, этому поспособствовал наш общий друг. Александр предложил нам попробовать заниматься фехтованием в колясках, нас это заинтересовало. Нисколько не жалею, что занялся именно этим видом спорта. Удалось достичь неплохих результатов, самая значимая для меня медаль — это второе и третье место на Чемпионате мира.

Всем людям, попавшим в схожую с его ситуацию, Дмитрий посоветовал:

«Для начала нужно определиться с тем, что вы хотите, поставить себе хотя бы одну цель. Выбраться на улицу, столкнуться с миром в другом положении. В первый раз выбраться в город на коляске — очень страшно, ощущаешь, как на тебя все смотрят. Самое лучшее — найти увлечение, какой-то вид спорта. Еще лучше — найти работу, но в нашем положении это очень трудно, большая проблема.»